Астрономия

Земля наиболее наклонная или нет?

Земля наиболее наклонная или нет?


We are searching data for your request:

Forums and discussions:
Manuals and reference books:
Data from registers:
Wait the end of the search in all databases.
Upon completion, a link will appear to access the found materials.

Я пытаюсь понять наклонение орбиты, глядя на таблицу наклона планетарной орбиты на https://en.wikipedia.org/wiki/Orbital_inclination (там перечислены наклоны орбит для планет земной группы и газовых гигантов).

Судя по наклонениям к эклиптике или экватору Солнца, похоже, что Земля имеет наибольший (или наименьший) наклон из всех перечисленных объектов, имеющих наименьшее (или наибольшее) значение наклона. Однако склонность к неизменной плоскости у одних планет кажется больше, чем у Земли, а у других меньше.

Сначала я подумал, что отображение абсолютного значения (отбрасывание знака минус) в случае отрицательного угла - это так. Но если бы эти три столбца были всего лишь тремя разными опорными плоскостями, относительная разница между наклонами планет должна быть по крайней мере одинаковой во всех случаях. Но это не так, поскольку, например, орбитальные плоскости Меркурия и Венеры имеют между собой 3,62 ° по наклонению к эклиптике, но они имеют 0,48 ° по наклону к экватору Солнца.

Итак, как читать эти числа?


Заблуждение состоит в том, что наклон - не единственное, что определяет плоскость орбиты; также имеет значение, где находится восходящий узел. Только если бы все восходящие узлы были бы в одном направлении, вы могли бы проделать трюк с указанными вами абсолютными значениями.

Я не могу нарисовать картинку прямо сейчас, но представьте, что перед вами таблица, и вы используете ее как опорную плоскость (экватор Солнца). Положите лист бумаги на стол и немного приподнимите правый конец так, чтобы он наклонился на 7,155 ° относительно друг друга. стол. Это орбита Земли, и она немного похожа на картинку в статье в Википедии.

Теперь возьмите другой лист бумаги и немного приподнимите дальний конец так, чтобы он наклонился на 7,155 ° относительно друг друга. стол. Предполагается, что это плоскость орбиты гипотетической планеты с таким же наклоном к экватору Солнца, но это также наклонен к эклиптике (то есть к плоскости орбиты Земли).


Науки о Земле - это изучение Земли и ее соседей в космосе. Это увлекательная наука с множеством интересных и практических приложений. Некоторые ученые Земли используют свои знания о Земле для поиска и разработки энергетических и минеральных ресурсов. Другие изучают влияние человеческой деятельности на окружающую среду Земли и разрабатывают методы защиты планеты. Некоторые используют свои знания о земных процессах, таких как вулканы, землетрясения и ураганы, для планирования сообществ, которые не будут подвергать людей этим опасным событиям.

Для изучения Земли используется множество различных наук, однако четыре основных области изучения наук о Земле: геология, метеорология, океанография и астрономия. Ниже приводится краткое объяснение этих наук.

Ученые-геологи изучают недра

Картирование внутренней части вулкана: Доктор Кэтрин Снельсон, доцент кафедры геофизики Технологического института Нью-Мексико, вызывает небольшие взрывы на склоне горы Эребус (вулкан в Антарктиде). Вибрации от взрывов распространяются на Землю и отражаются от построек внизу. Ее инструменты регистрируют колебания. Она использует данные для подготовки карт внутренней части вулкана. Фото любезно предоставлено Мартином Ридом, Национальным научным фондом и Антарктической программой США. Узнайте больше о том, что доктор Снельсон и другие делают, чтобы узнать о горе Эреб.

Геология: наука о Земле

Геология - это основная наука о Земле. Слово означает «изучение Земли». Геология занимается составом материалов Земли, структурами Земли и процессами на Земле. Это также касается организмов планеты и того, как планета изменилась с течением времени. Геологи ищут топливо и полезные ископаемые, изучают стихийные бедствия и работают над защитой окружающей среды Земли.

Ученые-геологи составляют карту поверхности

Картирование потоков лавы: Чарли Бэкон, вулканолог Геологической службы США, рисует на карте границы доисторических потоков лавы с горы Вениаминоф на Аляске. Эта карта покажет области, покрытые прошлыми извержениями лавы, и может быть использована для оценки потенциального воздействия будущих извержений. Ученые на Аляске часто носят огнестрельное оружие (на переднем плане) и перцовый баллончик в качестве защиты от медведей гризли. В рюкзаке есть еда и спасательное снаряжение, а также двусторонняя рация для вызова пилота вертолета. Оранжевый комбинезон Чарли помогает пилоту найти его в день посадки. Изображение Чарли Бэкона, Геологическая служба США / Обсерватория вулкана Аляска.

Метеорология: наука об атмосфере

Метеорология - это изучение атмосферы и того, как процессы в атмосфере определяют погоду и климат Земли. Метеорология - очень практическая наука, потому что всех волнует погода. То, как со временем меняется климат в ответ на действия людей, является актуальной во всем мире проблемой. Изучение метеорологии имеет решающее значение для защиты окружающей среды Земли.

Гидрологический цикл - система наук о Земле

Гидрологический цикл: Науки о Земле включают изучение таких систем, как гидрологический цикл. Систему этого типа можно понять только при использовании знаний в области геологии (грунтовые воды), метеорологии (погода и климат), океанографии (океанические системы) и астрономии (поступление энергии от солнца). Гидрологический цикл всегда находится в равновесии - входы и водозаборы должны быть равными. Ученые-геологи определят влияние любого вмешательства человека или выхода из системы. Изображение NOAA создано Питером Корриганом.

Океанография: наука об океанах

Океанография - это изучение океанов Земли - их состава, движения, организмов и процессов. Океаны покрывают большую часть нашей планеты и являются важными ресурсами для производства продуктов питания и других товаров. Их все чаще используют в качестве источника энергии. Океаны также оказывают большое влияние на погоду, и изменения в океанах могут вызвать или смягчить изменение климата. Океанографы работают над освоением океана как ресурсом и защитой его от антропогенного воздействия. Цель состоит в том, чтобы использовать океаны, сводя к минимуму последствия наших действий.

Астрономия: наука о Вселенной

Астрономия - это исследование Вселенной. Вот несколько примеров того, почему изучение космоса за пределами Земли важно: Луна управляет приливной системой океана, столкновения с астероидами неоднократно опустошали жителей Земли, а энергия Солнца влияет на нашу погоду и климат. Знание астрономии необходимо для понимания Земли. Астрономы также могут использовать знания о материалах, процессах и истории Земли, чтобы понять другие планеты - даже те, которые находятся за пределами нашей солнечной системы.


Отрывок из книги: «Инопланетяне: первый признак разумной жизни за пределами Земли»

В новой книге Ави Леба «Инопланетянин: первый признак разумной жизни за пределами Земли» (Houghton Mifflin Harcourt) исследуются доказательства существования объекта межзвездного происхождения, который, по мнению астронома Гарварда, был изготовлен.

Прочтите отрывок из введения к книге ниже & ndash и не пропустите интервью Дэвида Погу с Ави Лёбом на канале CBS Sunday Morning 16 мая!

Хоутон Миффлин Харкорт

Когда у вас будет возможность, выйдите на улицу, полюбуйтесь вселенной. Конечно, лучше всего это делать ночью. Но даже когда единственный небесный объект, который мы можем различить, - это полуденное Солнце, Вселенная всегда там, ожидая нашего внимания. Я считаю, что простой взгляд вверх помогает изменить вашу точку зрения.

Вид над нашими головами наиболее величественен в ночное время, но это скорее не качество Вселенной, а качество человечества. В суматохе дневных забот большинство из нас тратит большую часть времени на то, что находится в нескольких футах или ярдах перед нами, когда мы думаем о том, что находится над нами, чаще всего потому, что мы беспокоимся о погоде. Но ночью наши земные заботы имеют тенденцию утихать, и величие луны, звезд, Млечного Пути и & mdash для тех, кому повезло из нас & mdash след проходящей кометы или спутника становится видимым для телескопов на заднем дворе и даже для обнаженных людей. глаз.

То, что мы видим, когда пытаемся поднять глаза, вдохновляло человечество еще в письменной форме. Действительно, недавно было высказано предположение, что наскальные рисунки возрастом сорок тысяч лет по всей Европе показывают, что наши далекие предки отслеживали звезды. От поэтов до философов, от богословов до ученых - мы нашли во вселенной провокации для благоговения, действия и прогресса цивилизации. В конце концов, именно зарождающаяся область астрономии послужила толчком для научной революции Николая Коперника, Галилео Галилея и Исаака Ньютона, которая удалила Землю из центра физической вселенной. Эти ученые не были первыми, кто выступал за более самоуничижительный взгляд на наш мир, но в отличие от философов и теологов, которые им предшествовали, они полагались на метод подтвержденных доказательствами гипотез, который с тех пор является пробным камнем прогресса человеческой цивилизации. .

Космос и астрономия

Большую часть своей профессиональной карьеры я глубоко интересовался Вселенной. Прямо или косвенно все, что находится за пределами атмосферы Земли, входит в сферу моей повседневной работы. На момент написания этой статьи я являюсь заведующим кафедрой астрономии Гарвардского университета, директором-основателем Гарвардской инициативы по созданию черных дыр, директором Института теории и вычислений Гарвард-Смитсоновского центра астрофизики, председателем инициативы Breakthrough Starshot Initiative, председатель Совета по физике и астрономии Национальных академий, член консультативного совета по цифровой платформе «Эйнштейн: визуализируйте невозможное» от Еврейского университета в Иерусалиме и член Совета советников президента по науке и технологиям в Вашингтоне , ОКРУГ КОЛУМБИЯ. Мне повезло работать вместе со многими исключительно талантливыми учеными и студентами, когда мы рассматриваем некоторые из самых глубоких вопросов Вселенной.

Эта книга ставит один из этих глубоких вопросов, возможно, самый важный: одиноки ли мы? Со временем этот вопрос формулировался по-разному. Является ли жизнь здесь, на Земле, единственной жизнью во Вселенной? Являются ли люди единственным разумным разумом на просторах пространства и времени? Лучше и точнее сформулировать вопрос так: на всем пространстве космоса и на протяжении всей жизни Вселенной были или были другие разумные цивилизации, которые, как наша, исследовали звезды и оставили свидетельства своего существования? усилия?

Я считаю, что в 2017 году через нашу Солнечную систему прошли свидетельства, подтверждающие гипотезу о том, что ответ на последний вопрос - да. В этой книге я рассматриваю это свидетельство, проверяю эту гипотезу и спрашиваю, какие последствия могли бы последовать, если бы ученые отнеслись к ней так же, как они доверяют предположениям о суперсимметрии, дополнительных измерениях, природе темной материи и возможности мультивселенной.

Но эта книга также задает другой вопрос, в некотором смысле более сложный. Готовы ли мы, как ученые, так и непрофессионалы? Готова ли человеческая цивилизация противостоять тому, что следует за нашим принятием правдоподобного вывода, сделанного на основе подтвержденных доказательствами гипотез, что земная жизнь не уникальна и, возможно, даже не особенно впечатляет? Боюсь, что ответ отрицательный, и это повод для беспокойства.

Как и во многих профессиях, в научном сообществе очевидны модные тенденции и консерватизм в противостоянии незнакомому. Отчасти этот консерватизм проистекает из похвального инстинкта. Научный метод требует разумной осторожности. Мы выдвигаем гипотезу, собираем доказательства, проверяем эту гипотезу на соответствие имеющимся данным, а затем уточняем гипотезу или собираем дополнительные доказательства. Но мода может препятствовать рассмотрению определенных гипотез, а карьеризм может направлять внимание и ресурсы на одни темы, а не на другие.

Поп-культура не помогла. В научно-фантастических книгах и фильмах внеземной разум часто изображается так, что самые серьезные ученые находят смехотворным. Инопланетяне опустошают города Земли, похищают человеческие тела или мучительно изощренными способами пытаются связаться с нами. Злобные они или доброжелательные, инопланетяне часто обладают сверхчеловеческой мудростью и овладели физикой способами, позволяющими им управлять временем и пространством, чтобы они могли пересечь вселенную, а иногда даже мультивселенную - в мгновение ока. Благодаря этой технологии они часто посещают солнечные системы, планеты и даже соседние бары, в которых живет разумная жизнь. С годами я пришел к выводу, что законы физики перестают применяться только в двух местах: сингулярностях и Голливуде.

Лично мне не нравится научная фантастика, когда она нарушает законы физики. Мне нравится наука, и мне нравится фантастика, но только тогда, когда она честна, без претензий. В профессиональном плане меня беспокоит, что сенсационные изображения инопланетян привели к появлению популярной и научной культуры, в которой приемлемо смеяться над многими серьезными дискуссиями об инопланетной жизни, даже когда факты ясно указывают на то, что это действительно заслуживающая обсуждения тема, которую мы следует обсуждать сейчас больше, чем когда-либо.

Являемся ли мы единственной разумной жизнью во Вселенной? Научно-фантастические рассказы подготовили нас к тому, чтобы ожидать, что ответ будет отрицательным и что он придет с взрывом, научные рассказы, как правило, полностью избегают вопроса. В результате люди крайне плохо подготовлены к встрече с инопланетным двойником. После титров, когда мы выходим из кинотеатра и смотрим на ночное небо, контраст становится резким. Над собой мы видим в основном пустое, казалось бы, безжизненное пространство. Но внешность может быть обманчивой, и ради нашего же блага мы больше не можем позволять себе обманываться. & hellip

Большинство доказательств, с которыми борется эта книга, было собрано в течение одиннадцати дней, начиная с 19 октября 2017 года. Это был период времени, в течение которого нам пришлось наблюдать за первым известным межзвездным посетителем. Анализ этих данных в сочетании с дополнительными наблюдениями позволяет сделать наши выводы об этом своеобразном объекте. Одиннадцать дней звучат не так много, и нет ученого, который не хотел бы, чтобы нам удалось собрать больше доказательств, но данные, которые у нас есть, существенны, и на их основе мы можем сделать много выводов, все из которых я подробно описываю. на страницах этой книги. Но с одним выводом соглашаются все, кто изучал данные: этот посетитель по сравнению с любым другим объектом, который когда-либо изучали астрономы, был экзотикой. И выдвигаемые гипотезы, объясняющие все наблюдаемые особенности объекта, тоже экзотичны.

Я полагаю, что простейшее объяснение этих особенностей состоит в том, что объект был создан разумной цивилизацией не на этой Земле.

На фото: траектория объекта (названного «Оумуамуа») через Солнечную систему. В отличие от всех ранее наблюдавшихся астероидов и комет, эта орбита не связана гравитацией Солнца. `Оумуамуа возник из межзвездного пространства и вернется туда с увеличенной скоростью в результате прохождения вблизи Солнца. Его гиперболическая орбита была наклонена относительно плоскости эклиптики Солнечной системы и не проходила близко ни к одной из планет на пути внутрь. ESO / K. Мич и др. Из "Инопланетянина"

Это, конечно, гипотеза & mdash, но вполне научная. Однако выводы, которые мы можем сделать из этого, не являются исключительно научными, равно как и действия, которые мы могли бы предпринять в свете этих выводов. Это потому, что моя простая гипотеза открывает некоторые из самых глубоких вопросов, на которые человечество когда-либо стремилось ответить, вопросы, которые рассматривались через призму религии, философии и научного метода. Они касаются всего, что имеет какое-либо значение для человеческой цивилизации и жизни, любой жизни во Вселенной.

В духе прозрачности знайте, что некоторые ученые считают мою гипотезу немодной, вне рамок основной науки, даже опасно неверной. Но я считаю, что самая вопиющая ошибка, которую мы можем сделать, - это недостаточно серьезно относиться к этой возможности. .


Отрывок из книги Ави Лоеба «Инопланетяне: первые признаки разумной жизни за пределами Земли». Авторские права 2021 Avi Loeb. Используется с разрешения Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.


Астрономический тест 2

Считается, что около триллиона комет расположены далеко за пределами Плутона в ____________
Яркая сферическая часть кометы, наблюдаемая вблизи Солнца, - это ____________
Плазма кометы ____________ прямо от Солнца.
Комета - это ____________ замороженная часть кометы.
Частицы, выброшенные из кометы, могут вызвать _____________ на Земле.
_____________ простирается примерно от орбиты Нептуна до примерно вдвое большего расстояния Нептуна от Солнца.

Европа
поверхностные особенности свидетельствуют о подповерхностном жидком океане
покрытая льдом поверхность с несколькими ударными кратерами

Самая большая луна в солнечной системе - ______________.
Юпитерианская луна с наиболее геологически активной поверхностью - ______________.
Веские доказательства как поверхностных характеристик, так и данных магнитного поля подтверждают существование подповерхностного океана на _________________.
______________ ответственен за огромную вулканическую активность на Ио.
_____________ - самый далекий из четырех галилеевых спутников Юпитера.
Тот факт, что Европа обращается вокруг Юпитера дважды за каждую орбиту Ганимеда, является примером _______________.


Земля наиболее наклонная или нет? - Астрономия


Zetetic Astronomy, автор 'Parallax' (псевд. Сэмюэл Бирли Роуботэм), [1881], на sacred-texts.com

ПРЕЦЕССИЯ Равновесия.

Теория астрономии Коперника или Ньютона требует, чтобы «ось Земли была наклонена на 23 ° 28 ° остро по отношению к оси эклиптики».

"И из наблюдений установлено, что солнце не каждый год пересекает экватор в одной и той же точке. Если в определенный день оно пересекает экватор в определенной точке, в тот же день следующего года оно пересекает его в другой точке. расположен в 50 & # 8243.103 к западу от первой и, таким образом, достигает точки равноденствия 20 & # 8243 до того, как завершит свой оборот на небесах или перейдет от одной неподвижной звезды к другой. Таким образом, тропический год или истинный год времен года, короче, чем сидерический год ... Каждый год ретроградируясь на 50 & # 8243.103 к западу, равноденствия

совершить полную революцию за 25 868 лет. Таким образом, первая точка Овна, которая раньше соответствовала весеннему равноденствию, теперь находится на 30 ° западнее, хотя по соглашению среди астрономов она всегда соответствует равноденствию. . . . Это изменение наклона экватора к эклиптике подтверждается наблюдениями древних астрономов и расчетами. Мы можем убедиться в этом, сравнив действительное положение звезд относительно эклиптики с тем, которое они занимали в древние времена. Таким образом, мы находим, что те, которые, согласно свидетельству древних, находились к северу от эклиптики, около летнего солнцестояния, теперь более продвинуты к северу и отступили от этой плоскости, чем те, что находились к югу от эклиптики, около летнего солнцестояния приблизились к этому плану, и некоторые из них перешли в него и даже за его пределы, направляясь на север. Напротив, в период зимнего солнцестояния происходят противоположные изменения »1.

Что солнце не «пересекает экватор» каждый год в одной и той же точке, и что «звезды, которые в древние времена располагались к северу от места летнего солнцестояния, теперь, по отношению к положению Солнца, более продвинуты к нему. севере "не подлежит сомнению, но поскольку Земля не является шаром и не вращается по осям и не движется по орбите вокруг Солнца, эти изменения нельзя отнести к тому, что было названо" прецессией равноденствий ". , как указано на стр. 105-9 этой работы, что путь солнца всегда проходит над землей и концентричен с северным центром, и что расстояние годового пути постепенно увеличивается с тех пор, как были сделаны наблюдения - -более четверти

век. И когда мы принимаем во внимание, что в Великобритании и странах, еще более северных, были обнаружены свидетельства того, что когда-то существовали более тропические условия, мы вынуждены сделать вывод, что это постепенное расширение курса солнца продолжалось веками. и что в прежний период северный центр и такие места, как Гренландия, Исландия, Сибирь и другие, находящиеся недалеко от него, были тропическими регионами.

"Люди копали землю в Шотландии и в Канаде - еще холоднее - нет, даже на ледяных берегах Баффинова залива и на острове Мелвилл, самом северном регионе земли, который когда-либо был достигнут человеком, были найдены - что? великолепные погребенные леса и гигантские деревья, которые могли существовать только сейчас в самых теплых странах нашей земли - пальмы и огромные папоротники, которые в наши дни едва ли имеют достаточно света и тепла, чтобы растут даже в жаркой зоне ». 1

"Исторически хорошо известно, что, когда была открыта Зеленая земля, в ней был гораздо более теплый климат, чем в настоящее время. Пакеты льда распространялись на юг от полярных регионов в течение нескольких столетий. Причина это не совсем понятно, известен только факт ". 2

Как естественный результат того же увеличения пути солнца, юг, должно быть, постепенно менялся - его иней и тьма уменьшались, и многие заявляли, что это действительно так.

«Этот климат кажется в целом гораздо более умеренным сейчас (1822 год), чем он был сорок лет назад ... Огромные ледяные массивы тогда ежегодно обнаруживались на широте 50 ° южной широты.

[продолжение абзаца] Во время трех плаваний, которые я совершил в этих морях, я ни разу не видел, чтобы южные льды дрейфовали к северу от Южной Георгии (54 ° южной широты). Следовательно, в южных полярных льдах должны были произойти большие изменения ».

При сравнении отчетов о путешествиях на север и юг, сделанных первыми мореплавателями, с заявлениями, сделанными в недавние периоды, можно найти множество случайных доказательств увеличения холода в арктических регионах и соответствующего уменьшения Антарктика. Следовательно, мы обнаруживаем, что различные изменения, которые приписывались «шествию равноденствий», на самом деле связаны с постепенно увеличивающимся расстоянием солнца от северного центра и его продвижением к югу. Как долго солнце двигалось на юг, или насколько близко оно было к полярному центру, когда началось продвижение, или было ли оно когда-то там вертикальным, - это вопросы, на которые пока нет ответа. Если бы когда-либо солнце находилось вертикально над северным центром, то, конечно, не могло быть чередования жары и холода, или дня и ночи, а только один вечный день и тропическое лето. Тогда очевидно, что с начала дня и ночи солнце должно было двигаться по концентрической траектории на некотором расстоянии от полярного центра, но поскольку путь был намного ближе, чем в настоящее время, весь северный регион должен был двигаться. были тропическими, с длинными днями и почти без темноты по ночам, но долгим продолжающимся днем, плавно переходящим в вечер или сумерки, и лето, чередующееся с весной и осенью, но никогда с темнотой и зимой. Следовательно,

С таким долгим днем ​​и такой маленькой ночью, такими мягкими перепадами температуры и солнечным светом, почти непрерывно играющим на значительной высоте, этот регион, должно быть, изобиловал животным и растительным миром самого красивого характера. Все должно было быть разработано с самой совершенной структурой, самыми яркими цветами, величайшими физическими способностями и самыми сильными моральными и умственными способностями. Такой регион не мог быть чем-то меньшим, чем рай, столь же прекрасным и совершенным, как все, что когда-либо было записано в священных книгах древних теологов или о котором человеческий разум может даже сейчас представить. В священных книгах, легендах и стихах различных народов можно найти частые и единичные упоминания о том, что север был обителью счастливых, могущественных и очень разумных существ.


Поверхность Земли нет, строго говоря, инерциальная система отсчета. Объекты, покоящиеся относительно поверхности Земли, на самом деле подвергаются ряду инерционных эффектов, таких как фиктивные силы (кориолисовы, центробежные и т. Д.) Из-за вращения, прецессии и других видов ускорения Земли.

Однако при решении физических задач мы обычно принимаем земную систему отсчета как инерциальную. Это потому, что инерционные эффекты крохотный для большинства наших повседневных опытов и экспериментов. Например, объекты на экваторе подвержены наибольшей центробежной силе, и она составляет всего около $ 3 times10 ^ <-3> $ или 0,3 \% $ их веса.

Так что по большей части, если эксперимент достаточно короткий и проводится в достаточно маленькой области, поверхность Земли действительно может быть аппроксимирована инерциальной системой отсчета, поскольку влияние на результаты эксперимента очень и очень незначительно.

Конечно, есть исключения, как указано в ответе njspeer.

Если, однако, под «Землей» вы имеете в виду систему отсчета в центре Земли, это инерциальная система отсчета в соответствии с общей теорией относительности (ОТО), поскольку наблюдатели в свободном падении инерционны в ОТО. На самом деле Земля имеет некоторое надлежащее ускорение из-за внешних сил, таких как радиационное давление, но это также незначительные эффекты.


Вам нравится твердая поверхность Земли и благоприятный для жизни климат? Благодарю свою счастливую (массивную) звезду

ANN ARBOR. Согласно новому компьютерному моделированию формирования планет, твердая поверхность Земли и умеренный климат могут быть частично связаны с массивной звездой в среде рождения Солнца.

Без радиоактивных элементов звезды, введенных в раннюю солнечную систему, наша родная планета могла бы быть враждебным океаническим миром, покрытым глобальными ледяными щитами.

«Результаты нашего моделирования позволяют предположить, что существует два качественно разных типа планетных систем», - сказал Тим Лихтенберг из Национального центра компетенции в исследованиях PlanetS в Швейцарии. «Есть такие, похожие на нашу солнечную систему, на планетах которых мало воды, и те, в которых в основном создаются океанические миры, потому что на момент формирования их родительской системы вокруг не было никакой массивной звезды».

Лихтенберг и его коллеги, в том числе астроном из Мичиганского университета Майкл Мейер, изначально были заинтригованы ролью потенциального присутствия массивной звезды в формировании планеты.

Мейер сказал, что симуляции помогают решить одни вопросы, а другие поднимают.

«Приятно знать, что радиоактивные элементы могут помочь сделать влажную систему более сухой, и иметь объяснение, почему планеты в одной системе обладают схожими свойствами», - сказал Мейер.

«Но радиоактивного отопления может быть недостаточно. Как мы можем объяснить нашу Землю, которая действительно очень сухая по сравнению с планетами, сформированными в наших моделях? Возможно, наличие Юпитера там, где он находится, также было важно для предотвращения попадания большинства ледяных тел внутрь солнечной системы ''.

Исследователи говорят, что, хотя вода покрывает более двух третей поверхности Земли, с точки зрения астрономии, внутренние планеты земной группы нашей солнечной системы очень сухие - к счастью, потому что слишком много хорошего может принести больше вреда, чем пользы.

Все планеты имеют ядро, мантию (внутренний слой) и кору. Если содержание воды на каменистой планете значительно больше, чем на Земле, мантия покрыта глубоким глобальным океаном и непроницаемым слоем льда на дне океана. Это предотвращает геохимические процессы, такие как углеродный цикл на Земле, которые стабилизируют климат и создают на поверхности условия, способствующие существованию такой жизни, какой мы ее знаем.

Исследователи разработали компьютерные модели, имитирующие формирование планет из их строительных блоков, так называемых планетезималей - ледяных скалистых тел размером, вероятно, в несколько десятков километров. Во время зарождения планетной системы планетезимали образуются в диске из пыли и газа вокруг молодой звезды и превращаются в планетарные зародыши.

Радиоактивный тепловой двигатель

Поскольку эти планетезимали нагреваются изнутри, часть исходного содержания водяного льда испаряется и улетает в космос, прежде чем его можно будет доставить на саму планету.

Это внутреннее нагревание могло произойти вскоре после рождения нашей Солнечной системы 4,6 миллиарда лет назад, как предполагают первобытные следы в метеоритах, и может все еще продолжаться во многих местах.

Когда образовалось прото-Солнце, в космическом районе возникла сверхновая. Радиоактивные элементы, в том числе алюминий-26, были сплавлены в этой умирающей массивной звезде и попали в нашу молодую солнечную систему либо из-за чрезмерного звездного ветра, либо из-за выброса сверхновой после взрыва.

Исследователи говорят, что количественные прогнозы этой работы помогут космическим телескопам ближайшего будущего, посвященным поискам внесолнечных планет, отслеживать потенциальные следы и различия в планетном составе, а также уточнять предсказанные последствия механизма обезвоживания Al-26.

Они с нетерпением ждут запуска предстоящих космических миссий, с помощью которых можно будет наблюдать экзопланеты размером с Землю за пределами нашей Солнечной системы. Это еще больше приблизит человечество к пониманию того, является ли наша родная планета единственной в своем роде или существует «бесконечное множество миров того же типа, что и наш собственный».

Их исследование опубликовано в Nature Astronomy. Среди других исследователей - сотрудники Швейцарского федерального технологического института, Университета Байройта и Университета Берна.


Летнее солнцестояние

Наши редакторы проверит присланный вами материал и решат, нужно ли редактировать статью.

Летнее солнцестояние- два момента в году, когда путь Солнца в небе проходит дальше на север в северном полушарии (20 или 21 июня) или на самый дальний юг в южном полушарии (21 или 22 декабря).

В день летнего солнцестояния Солнце проходит самый длинный путь по небу, и поэтому в этот день больше всего дневного света. Когда в Северном полушарии происходит летнее солнцестояние, Северный полюс наклонен примерно на 23,4 ° (23 ° 27´) к Солнцу. Поскольку солнечные лучи смещены к северу от экватора на такую ​​же величину, вертикальные полуденные лучи проходят прямо над головой в тропике Рака (23 ° 27´ с.ш.). Шесть месяцев спустя Южный полюс наклонен к Солнцу примерно на 23,4 °. В этот день летнего солнцестояния в Южном полушарии вертикальные верхние лучи Солнца продвигаются к своему самому южному положению, тропику Козерога (23 ° 27´ ю.ш.).

Согласно астрономическому определению времен года, летнее солнцестояние также отмечает начало лета, которое длится до осеннего равноденствия (22 или 23 сентября в Северном полушарии или 20 или 21 марта в Южном полушарии). Этот день также отмечается во многих культурах. Например, в Скандинавии праздник Середины лета отмечается в выходные дни, близкие к времени солнцестояния.

Редакторы Encyclopaedia Britannica. Последней редакцией и обновлением этой статьи был Адам Августин, управляющий редактор справочного материала.


ГЛАВА III.

IF a ball is allowed to drop from the mast-head of a ship at rest, it will strike the deck at the foot of the mast. If the same experiment is tried with a ship in motion, the same result will follow because, in the latter case, the ball is acted upon simultaneously by two forces at right angles to each other--one, the momentum given to it by the moving ship in the direction of its own motion and the other, the force of gravity, the direction of which is at right angles to that of the momentum. The ball being acted upon by the two forces together, will not go in the direction of either, but will take a diagonal course, as shown in the following diagram, fig. 46.

The ball passing from A to C, by the force of gravity, and having, at the moment of its liberation, received a momentum . from the moving ship in the direction A, B, will, by the conjoint action of the two forces A, B, and A, C, take the direction A, D, falling at D, just as it would have fallen at C, had the vessel remained at rest.

It is argued by those who hold that the earth is a revolving globe, that if a ball is dropped from the mouth of a deep mine, it reaches the bottom in an apparently vertical direction, the same as it would if the earth were motionless. In the same way, and from the same cause, it is said that a ball allowed to drop from the top of a tower, will fall at the base. Admitting the fact that a ball dropped down a mine, or let fall from a high tower, reaches the bottom in a direction parallel to the side of either, it does not follow therefrom that the earth moves. It only follows that the earth мощь move, and yet allow of such a result. It is certain that such a result would occur on a stationary earth and it is mathematically demonstrable that it would also occur on a revolving earth but the question of motion or non-motion--of which is the fact it does not decide. It gives no proof that the ball falls in a vertical or in a diagonal direction. Hence, it is logically valueless. We must begin the enquiry with an experiment which does not involve a supposition or an ambiguity, but which will decide whether motion does actually or actually does not exist. It is certain, then, that the path of a ball, dropped from the mast-head of a stationary ship will be vertical. It is also certain that, dropped down a deep mine, or from the top of a high

tower, upon a stationary earth, it would be vertical. It is equally certain that, dropped from the mast-head of a moving ship, it would be diagonal so also upon a moving earth it would be diagonal. And as a matter of necessity, that which follows in one case would follow in every other case, if, in each, the conditions were the same. Now let the experiment shown in fig. 46 be modified in the following way:--

Let the ball be thrown upwards from the mast-head of a stationary ship, and it will fall back to the mast-head, and pass downwards to the foot of the mast. The same result would follow if the ball were thrown upwards from the mouth of a mine, or the top of a tower, on a stationary earth. Now put the ship in motion, and let the ball be thrown upwards. It will, as in the first instance, partake of the two motions--the upward or vertical, A, C, and the horizontal, A, B, as shown in fig. 47 but

because the two motions act conjointly, the ball will take the diagonal direction, A, D. By the time the ball has arrived at

[paragraph continues] D, the ship will have reached the position, 13 and now, as the two forces will have been expended, the ball will begin to fall, by the force of gravity alone, in the vertical direction, D, B, H but during its fall towards H, the ship will have passed on to the position S, leaving the ball at H, a given distance behind it.

The same result will be observed on throwing a ball upwards from a railway carriage, when in rapid motion, as shown in the following diagram, fig. 48. While the carriage or tender passes

from A to B, the ball thrown upwards, from A towards (2, will reach the position D but during the time of its fall from D to B, the carriage will have advanced to S, leaving the ball behind at B, as in the case of the ship in the last experiment.

The same phenomenon would be observed in a circus, during the performance of a juggler on horseback, were it not that the balls employed are thrown more or less forward, according to the rapidity of the horse's motion. The juggler standing in the ring, on the solid ground, throws his balls as vertically as he can, and they return to his hand but when on the back of a rapidly-moving horse, he should throw the balls vertically, before they fell

back to his hands, the horse would have taken him in advance, and the whole would drop to the ground behind him. It is the same in leaping from the back of a horse in motion. The performer must throw himself to a certain degree forward. If he jumps directly upwards, the horse will go from under him, and he would fall behind.

Thus it is demonstrable that, in all cases where a ball is thrown upwards from an object moving at right angles to its path, that ball will come down to a place behind the point from which it was thrown and the distance at which it falls behind depends upon the time the ball has been in the air. As this is the result in every instance where the experiment is carefully and specially performed, the same would follow if a ball were discharged from any point upon a revolving earth. The causes or conditions operating being the same, the same effect would necessarily follow.

The experiment shown in fig. 49, demonstrates, however, that

these causes, or conditions, or motion in the earth, do not exist.

[paragraph continues] A strong cast-iron cannon was placed with the muzzle upwards. The barrel was carefully tested with a plumb line, so that its true vertical direction was secured and the breech of the gun was firmly embedded in sand up to the touch-hole, against which a piece of slow match was placed. The cannon had been loaded with powder and ball, previous to its position being secured. At a given moment the slow match at D was fired, and the operator retired to a shed. The explosion took place, and the ball was discharged in the direction A, B. In thirty seconds the ball fell back to the earth, from B to C the point of contact, C, was only 8 inches from the gun, A. This experiment has been many times tried, and several times the ball fell back upon the mouth of the cannon but the greatest deviation was less than 2 feet, and the average time of absence was 28 seconds from which it is concluded that the earth on which the gun was placed did not move from its position during the 28 seconds the ball was in the atmosphere. Had there been motion in the direction from west to east, and at the rate of 600 miles per hour (the supposed velocity in the latitude of England), the result would have been as shown in fig. 49. The ball, thrown by the powder in the direction A, C, and acted on at the same moment by the earth's motion in the direction A, B, would take the direction A, D meanwhile the earth and the cannon would have reached the position B, opposite to D. On the ball beginning to descend, and during the time of its descent, the gun would have passed on to the position S, and the ball would have dropped at B, a consider-able distance behind the point S. As the average time of the ball's absence in the atmosphere was 28 seconds--14 going upwards, and 14 in falling--we have only to multiply the time by the supposed velocity of the earth, and we find that instead of the ball coming down to within a few inches of the

muzzle of the gun, it should have fallen behind it a distance of 8400 feet, or more than a mile and a half! Such a result is utterly destructive of the idea of the earth's possible rotation.

The reader is advised not to deceive himself by imagining that the ball would take a parabolic course, like the balls and shells from cannon during a siege or battle. The parabolic curve could only be taken by a ball fired from a cannon inclined more or less from the vertical when, of course, gravity acting in an angular direction against the force of the gunpowder, the ball would be forced to describe a parabola. But in the experiment just detailed, the gun was fixed in a perfectly vertical direction, so that the ball would be fired in a line the very contrary to the direction of gravity. The force of the powder would drive it directly upwards, and the force of gravity would pull it directly downwards. Hence it could only go up in a right line, and down or back to its starting point it could not possibly take a path having the slightest degree of curvature. It is therefore demanded that, if the earth has a motion from west to east, a ball, instead of being dropped down a mine, or allowed to fall from the top of a tower, shall be shot upwards into the air, and from the moment of its beginning to descend, the surface of the earth shall turn from under its direction, and it would fall behind, or to the west of its line of descent. On making the most exact experiments, however, no such effect is observed and, therefore, the conclusion is in every sense unavoidable, that THE EARTH HAS NO MOTION OF ROTATION.

EXPERIMENT 3.

When sitting in a rapidly-moving railway carriage, let a spring-gun 1 be fired forward, or in the direction in which the train is moving. Again, let the same gun be fired, but in the opposite direction and it will be found that the ball or other projectile will always go farther in the first case than in the latter.

If a person leaps backwards from a horse in full gallop, he cannot jump so great a distance as he can by jumping forward. Leaping from a moving sledge, coach, or other object, backwards or forwards, the same results are experienced.

Many other practical cases could be cited to show that any body projected from another body in motion, does not exhibit the same behaviour as it does when projected from a body at rest. Nor are the results the same when projected in the same direction as that in which the body moves, as when projected in the opposite direction because, in the former case, the projected body receives its momentum from the projectile force, plus that given to it by the moving body and in the latter case, this momentum, minus that of the moving body. Hence it would be found that if the earth is a globe, and moving rapidly from west to east, a cannon fired in a due easterly direction would send a ball to a greater distance than it would if fired in a due westerly direction. But the most experienced artillerymen--many of whom have had great practice, both at home and abroad, in almost every latitude--have declared that no difference whatever is

observable. That in charging and pointing their guns, no, difference in the working is ever required, notwithstanding that the firing is at every point of the compass. Gunners in war ships have noticed a considerable difference in the results of their firing from guns at the bow, when sailing rapidly towards the object fired at, and when firing from guns placed at the stern while sailing away from the object: and in both cases the results are different to those observed when firing from a ship at perfect rest. These details of practical experience are utterly incompatible with the supposition of a revolving earth.

During the period of the Crimean War, the subject of gunnery, in connection with the earth's rotation, was one which occupied the attention of many philosophers, as well as artillery officers and statesmen. About this time, Lord Palmerston, as Prime Minister, wrote the following letter to Lord Panmure, the Secretary for War:--

"There is an investigation which it would be important and at the same time easy to make, and that is, whether the rotation of the earth on its axis has any effect on the curve of a cannon-ball in its flight. One should suppose that it has, and that while the cannon-ball is flying in the air, impelled by the gunpowder in a straight line from the cannon's mouth, the ball would not follow the rotation of the earth in the same manner which it would do if lying at rest on the earth's surface. If this be so, a ball fired in the meridional direction--that is to say, due south or due north--ought to deviate to the west of the object at which it was.

aimed, because during the time of flight, that object will have gone to the east somewhat faster than the cannon-ball will have done. In like manner, a ball fired due east, ought to fly less far upon the earth's surface than a ball fired due west, the charges being equal, the elevation the same, and the atmosphere perfectly still. It must be remembered, however, that the ball, even after it has left the cannon's mouth, will retain the motion from west to east which it had before received by the rotation of the earth on whose surface it was and it is possible, therefore, that, except at very long ranges, the deviations above mentioned may in practice turn out to be very small, and not deserving the attention of an artilleryman. The trial might be easily made in any place in which a free circle of a mile or more radius could be obtained and a cannon placed in the centre of that circle, and fired alternately north, south, east, and west, with equal charges, would afford the means of ascertaining whether each shot flew the same distance or not.

The above letter was published, by Lord Dalhousie's permission, in the "Proceedings of the Royal Artillery Institution for 1867."

It will be observed that Lord Palmerston thought that firing eastwards, or in the direction of the earth's supposed rotation, the ball would "fly less far upon the earth's surface than a ball fired due west." It is evident that his Lordship did not allow for the extra impulse given to the ball by the earth's motion. But the answer given by the advocates of the theory of the earth's motion is the following: Admitting that a ball fired from the

earth at rest would go, say два miles, the same ball, fired from the earth in motion, would go, say три miles but during the time the ball is passing through the air, the earth will advance one mile in the same direction. This one mile deducted from the три miles which the ball actually passes through the air, leaves the two miles which the ball has passed in advance of the cannon so that practically the distance to which a ball is projected is precisely the same upon a moving earth as it is upon the earth at rest. The following diagram, fig. 50, will illustrate the path of a ball under the conditions above described.

Let the curved line A, B, represent the distance a ball would fly from a cannon placed at A, upon the earth, at rest. Let A, C, represent the distance the same ball would fly from the conjoint action of the powder in the cannon, A, and the earth's rotation in the direction A, C. During the time the ball would require to traverse the line A, C, the earth and the cannon would arrive at the point D hence the distance D, C, would be the same as the distance A, B.

The above explanation is very ingenious, and would be perfectly satisfactory if other considerations were not involved in it. For instance, the above explanation does not prove the earth's motion--it merely supposes it but

as in all other cases where the result of supposition is explained, it creates a dilemma. It demands that during the time the ball is in the air, the cannon is advancing in the direction of the supposed motion of the earth. But -this is granting the conditions required in the experiments represented by figs. 47, 48, and 49. If the cannon can advance in the one case, it must in the other and as the result in the experiment represented at fig. 49, was that the ball, when fired vertically, essentially returned to the vertical cannon that cannon could not have advanced, and therefore the earth could not have moved.

EXPERIMENT 4.

Take a large grinding stone, and let the whole surface of the rim be well rubbed over with a saturated solution of phosphorus in olive oil or cover the stone with several folds of coarse woollen cloth or flannel, which saturate with boiling water. If it be now turned rapidly round, by means of a multiplying wheel, the phosphoric vapour, or the steam from the flannel, which surrounds it and which may be called its atmosphere--analogous to the atmosphere of the earth--will be seen to follow the direction of the revolving surface. Now the surface of the earth is very irregular in its outline, mountains rising several miles above the sea, and ranging for hundreds of miles in every possible direction rocks, capes, cliffs, gorges, defiles, caverns, immense forests, and every other form of ruggedness and irregularity calculated to adhere to and drag along whatever medium may exist upon it: and if it is a globe revolving on its axis, with

the immense velocity at the equator of more than a thousand miles an hour, it is exceedingly difficult if not altogether impossible to conceive of such a mass moving at such a rate, and yet not taking the atmosphere along with it. When it is considered, too, that the medium which it is said surrounds the earth and all the heavenly bodies, and filling all the vast spaces between them, is almost too ethereal and subtle to offer any sensible resistance, it is still more difficult to understand how the atmosphere can be prevented being carried forward with the earth's rapidly revolving surface. Study the details of pneumatics or hydraulics as we may, we cannot suggest an experiment which will show the possibility of such a thing. Hence we are compelled to conclude that if the earth revolves, the atmosphere revolves also, and in the same direction. If the atmosphere rushes forward from west to east continually, we are again obliged to conclude that whatever floats or is suspended in it, at any altitude, must of necessity partake of its eastward motion. A piece of cork, or any other body floating in still water, will be motionless, but let the water be put in motion, in any direction whatever, and the floating bodies will move with it, in the same direction and with the same velocity. Let the experiment be tried in every possible way, and these results will invariable follow. Hence if the earth's atmosphere is in constant motion from west to east, all the different strata which are known to exist in it, and all the various kinds of clouds and vapours which float in it must of mechanical necessity move rapidly eastwards. But what is the fact? If we fix upon any star as a standard or datum outside the visible atmosphere, we may sometimes observe a слой of clouds going for hours together in a direction the very opposite to that in which the earth is supposed to be moving. See fig. 51, which represents a section of a

globe, surrounded with an atmosphere, moving at the rate of 1042 miles an hour at the equator, and in the direction of the arrows 1, 2, 3, while a stream of clouds are moving in the opposite direction, as indicated by the arrows, 4, 5, 6. Not only may a stratum of clouds be seen moving rapidly from east to west, but at the same moment other strata may often be seen moving from north to south, and from south to north. It is a fact well known to aeronauts, that several strata of atmospheric air are often moving in as many different directions at the same time. It is a knowledge of this fact which leads an experienced aeronaut, when desiring to rise in a balloon, and to go in a certain direction, not to regard the manner in which the wind is blowing on the immediate surface of the earth, because he knows that at a greater altitude, it may be going at right angles, or even in opposite and in various ways simultaneously. To ascertain whether and at what altitude a current is blowing in the desired direction, small, and so-called "pilot-balloons" are often sent up and carefully observed in their ascent. If during the passage of one of these through the variously moving

strata, it is seen to enter a current which is going in the direction desired by the aëronaut, the large balloon is then ballasted in such a manner that it may ascend at once to the altitude of such current, and thus to proceed on its journey.

On almost any moonlight and cloudy night, different слои may be seen not only moving in different directions but, at the same time, moving with different velocities some floating past the face of the moon rapidly and uniformly, and others passing gently along, sometimes becoming stationary, then starting fitfully into motion, and often standing still for minutes together. Some of those who have ascended in balloons for scientific purposes have recorded that as they have rapidly passed through the atmosphere, they have gone though strata differing in temperature, in density, and in hygrometric, magnetic, electric, and other conditions. These changes have been noticed both in ascending and descending, and in going for miles together at the same altitude.

"On the 27th November, 1839, the sky being very clear, the planet Venus was seen near the zenith, notwithstanding the brightness of the meridian sun. It enabled us to observe the higher stratum of clouds to be moving in an exactly opposite direction to that of the wind--a circumstance which is frequently recorded in our meteorological journal both in the north-east and south-east trades, and has also often been observed by former voyagers. Captain Basil Hall witnessed it from the summit of the Peak of Teneriffe and Count Strzelechi, on ascending the volcanic mountain of Kiranea, in Owhyhee, reached at 4000 feet an elevation above that of the trade wind, and experienced the influence of an opposite current of air of a

different hygrometric and thermometric condition. . . . Count Strzelechi further informed me of the following seemingly anomalous circumstance--that at the height of 6000 feet he found the current of air blowing at right angles to both the lower strata, also of a different hygrometric and thermometric condition, but warmer than the inter-stratum." 1

Such a state of the atmosphere is compatible only with the fact which other evidence has demonstrated, that the earth is at rest. Were it otherwise-if a spherical mass of eight thousand miles in diameter, with an atmosphere of only fifty miles in depth, or relatively only as a sheet of note paper pasted upon a globe of one yard in diameter, and lying upon a rugged, adhesive, rapidly revolving surface, there is nothing to prevent such an atmosphere becoming a mingled homogeneous mass of vapour.

Notwithstanding that all practical experience, and all specially instituted experiments are against the possibility of a moving earth, and an independent moving and non-moving atmosphere, many mathematicians have endeavoured to "demonstrate" that with regard to this earth, such was actually the case. The celebrated philosophic divine, Bishop Wilkins, was reasoned by the theorists of his day into this belief and, in consequence, very naturally suggested a new and easy way of travelling. He proposed that large balloons should be provided with apparatus to work against the varying currents of the air. On ascending to a proper altitude, the balloon was to be kept practically in a state of rest, while the earth revolved underneath it and when the desired locality came into view, to stop the working of

the fans, &c., to let out the gas, and drop down at once to the earth's surface. In this simple way New York would be reached in a few hours, or rather New York would reach the balloon, at the rate, in the latitude of England, of more than 600 miles an hour.

The argument involved in the preceding remarks against the earth's rotation has often been met by the following, at first sight, plausible statement. A ship with a number of passengers going rapidly in one continued direction, like the earth's atmosphere, could nevertheless have upon its deck a number of distinctly and variously moving objects, like the clouds in the atmosphere. The clouds in the atmosphere are compared to the passengers on the deck of a ship so far the cases are sufficiently parallel, but the passengers are sentient beings, having within themselves the power of distinct and independent motions: the clouds are the reverse and here the parallelism fails. One case is not illustrative of the other, and the supposition of rotation in the earth remains without a single fact or argument in its favour. Birds in the air, or fish and reptiles in the water, would have offered a parallel and illustrative case, but these, like the passengers on the ship's deck, are sentient and independent beings clouds and vapours are dependent and non-sentient, and must therefore of necessity move with, and in the direction of, the medium in which they float.

Everything actually observable in Nature every argument furnished by experiment every legitimate process of reasoning and, as it would seem, everything which it is possible for the human mind practically to conceive, combine

in evidence against the doctrine of the earth's motion upon axes.

ORBITAL MOTION.--The preceding experiments and remarks, logically and mathematically suffice as evidence against the assumed motion of the earth in an orbit round the sun. It is difficult, if not impossible, to understand how the behaviour of the ball thrown from a vertical gun should be other in relation to the earth's forward motion in space, than it is in regard to its motion upon axes. Besides, it is demonstrable that it does not move upon axes, and therefore, the assumption that it moves in an orbit, is utterly useless for theoretical purposes. The explanation of phenomena, for which the theory of orbital and diurnal motion was framed, is no longer possible with a globular world rushing through space in a vast elliptical orbit, but without diurnal rotation. Hence the earth's supposed orbital motion is logically void, and non-available, and there is really no necessity for either formally denying it, or in any way giving it further consideration. But that no point may be taken without direct and practical evidence, let the following experiment be tried.

Take two carefully-bored metallic tubes, not less than six feet in length, and place them one yard asunder, on the opposite sides of a wooden frame, or a solid block of wood or stone: so adjust them that their centres or axes of vision shall be perfectly parallel to each other. The following diagram will show the arrangement.

Now, direct them to the plane of some notable fixed star, a few seconds previous to its meridian time. Let an observer be stationed at each tube, as at A, B and the moment the star appears in the tube A, T, let a loud knock or other signal be given, to be repeated by the observer at the tube B, T, when he first sees the same star. A distinct period of time will elapse between the signals given. The signals will follow each other in very rapid succession, but still, the time between is sufficient to show that the same star, S, is not visible at the same moment by two parallel lines of sight A, S, and B, C, when only one yard asunder. A slight inclination of the tube, B, C, towards the first tube A, S, would be required for the star, S, to be seen through both tubes at the same instant. Let the tubes remain in their position for six months at the end of which time the same observation or experiment will produce the same results--the star, S, will be visible at the same meridian time, without the slightest alteration being required in the direction of the tubes: from which it is concluded that if the earth had moved one single yard in an orbit through space, there would at least be observed the slight inclination of the tube, B, C, which the difference in position of one yard had previously required.

[paragraph continues] But as no such difference in the direction of the tube B, C, is required, the conclusion is unavoidable, that in six months a given meridian upon the earth's surface does not move a single yard, and therefore, that the earth has not the slightest degree of orbital motion.

Copernicus required, in his theory of terrestrial motions, that the earth moved in an extensive elliptical path round the sun, as represented in the following diagram, fig 53, where S is the

sun, A, the earth in its place in June, and B, its position in December when desired to offer some proof of this orbital motion he suggested that a given star should be selected for observation on a given date and in six months afterwards a second observation of the same star should be made. The first observation A, D, fig. 53, was recorded and on observing again at the end of six months, when the earth was supposed to have passed to B, the other side of its orbit, to the astonishment of the assembled astronomers, the star was observed in exactly the

same position, B, C, as it had been six months previously! It was expected that it would be seen in the direction B, D, and that this difference in the direction of observation would demonstrate the earth's motion from A to B, and also furnish, with the distance A, S, B, the elements necessary for calculating the actual distance of the star D.

The above experiment has many times been tried, and always with the same general result. No difference whatever has been observed in the direction of the lines of sight A, D, and B, C, whereas every known principle of optics and geometry would require, that if the earth had really moved from A to B, the fixed star D, should be seen in the direction B, D. The advocates of this hypothesis of orbital motion, instead of being satisfied, from the failure to detect a difference in the angle of observation, that the earth could not possibly have changed its position in the six months, were so regardless of all logical consistency, that instead of admitting, and accepting the consequences, they, or some of them, most unworthily declared that they could not yield up the theory, on account of its apparent value in explaining certain phenomena, but demanded that the star D, was so vastly distant, that, notwithstanding that the earth must have moved from A to B, this great change of position would not give a readable difference in the angle of observation at B, or in other words the amount of parallax (" annual parallax," it was called) was inappreciable!

Since the period of the above experiments, many have declared that a very small amount of "annual parallax" has been detected. But the proportion given by different observers has been so various, that nothing definite and satisfactory can yet be decided upon. Tycho Brahe, Kepler, and others, rejected the Copernican theory, principally

eon account of the failure to detect displacement or parallax of the fixed stars. Dr. Bradley declared that what many had called "parallax," was merely "aberration." But "Dr. Brinkley, in 1810, from his observations with a very fine circle in the Royal Observatory of Dublin, мысль he had detected a parallax of 1″ in the bright star Lyra (corresponding to an annual displacement of 2″). This, however, proved to be illusory and it was not till the year 1839, that Mr. Henderson, having returned from filling the situation of astronomer royal to the Cape of Good Hope, and discussing as series of observations made there with a large "mural circle," of the bright star, α Centauri, was enabled to announce as a positive fact the existence of a measurable parallax for that star, a result since fully confirmed with a very trifling correction by the observations of his successor, Sir T. Maclear. The parallax thus assigned α Centauri, is so very nearly a whole second in amount (0″.98), that we may speak of it as such. It corresponds to a distance from the sun of 18,918,000,000,000 British statute miles.

"Professor Bessel made the parallax of a star in the constellation Cygnus to be 0″.35. Later astronomers, going over the same ground, with more perfect instruments, and improved practice in this very delicate process 'of observation, have found a somewhat larger result, stated by one at 0″.57, and by another at 0″.51, so that we may take it at 0″.54, corresponding to somewhat less than twice the distance of a Centauri" 1 or to nearly 38 billions of miles.

It might seem to a non-scientific mind that the differences

above referred to of only a few fractions of a second in the parallax of a star, constitute a very slight amount but in reality such differences involve differences in the distance of such stars of millions of miles, as will be seen by the following quotation from the Edinburgh Review for June, 1850:--

"The rod used in measuring a base line is commonly ten feet long and the astronomer may be said only to apply this very rod to measure the distance of the fixed stars! An error in, placing a fine dot, which fixes the length of the rod, amounting to one five-thousandth part of an inch, will amount to an excess, of 70 feet in the earth's diameter of 316 miles in the sun's distance, and to 65,200,000 miles in that of the nearest fixed star!

"The second point to which we would advert is, that as the astronomer in his observatory has nothing to do with ascertaining length as distances, except by calculation, his whole skill and artifice are exhausted in the measurement of angles. For it is by these alone that spaces inaccessible can be compared. Happily a ray of light is straight. Were it not so (in celestial spaces at least) there were an end of our astronomy. It is as inflexible as adamant, which our instruments unfortunately are not. Now an angle of a second (3600 to a degree), is a subtle thing, it is an apparent breadth, utterly invisible to the unassisted eye, unless accompanied by so intense a splendour (as in the case of the fixed stars) as actually to raise by its effect on the nerve of sight a spurious image, having a sensible breadth. A silkworm's fibre subtends an angle of one second at 3½ feet distance. A ball 2½ inches in diameter must be removed in order to subtend an angle of one second, to 43,000 feet, or about 8 miles while it would be utterly invisible to the sharpest sight aided even by a telescope of some power. Yet it is on the

measurement of one single second что ascertainment of a sensible parallax in any fixed star depends and an error of one-thousandth of that amount (a quantity still immeasurable by the most perfect of our instruments) would place a fixed star too far или же too near by 200,000,000,000 of miles."

"The observations require to be made with the very best instruments, with the minutest attention to everything which can affect their precision, and with the most rigorous application of an innumerable host of 'corrections,' some large, some small, but of which the smallest, neglected or erroneously applied, would be quite sufficient to overlay and conceal from view the minute quantity we are in search of. To give some idea of the delicacies which have to be attended to in this inquiry, it will suffice to mention that the stability not only of the instruments used and the masonry which supports them, but of the very rock itself on which it is founded, is found to be subject to annual fluctuations capable of seriously affecting the result."

Dr. Lardner, in his "Museum of Science," page 179, makes use of the following words

"Nothing in the whole range of astronomical research has more baffled the efforts of observers than this question of the parallax. * * * Now, since, in the determination of the exact uranographical position of a star, there are a multitude of disturbing effects to be taken into account and eliminated, such as precession, nutation, aberration, refraction, and others, besides the proper motion of the star and since, besides the errors of observation, the quantities of these are subject to more or less uncertainty, it will astonish no one to be told that they may en-tail upon the final result of the calculation, an error of 1″ and

if they do, it is vain to expect to discover such a residual phenomenon as parallax, the entire amount of which is less than one second."

The complication, uncertainty, and unsatisfactory state of the question of annual parallax, and therefore of the earth's motion in an orbit round the sun, as indicated by the several paragraphs above quoted, are at once and for ever annihilated by the simple fact, experimentally demonstrable, that upon a base line of only a single yard, there may be found a parallax, as certain and as great, if not greater, than that which astronomers pretend to find with the diameter of the earth's supposed orbit of many millions of miles as a base line. To place the whole matter, complicated, uncertain, and unsatisfactory as it is, in a concentrated form, it is only necessary to state as an absolute truth the result of actual experiment, that, a given fixed star will, when observed from the two ends of a base line of not more than three feet, give a parallax equal to that which it is said is observed only from the two extremities of the earth's orbit, a distance or base line, of one hundred and eighty millions of miles! So far, then, from the earth having passed in six months over the vast space of nearly two hundred millions of miles, the combined observations of all the astronomers of the whole civilized world have only resulted in the discovery of such elements, or such an amount of annual parallax, or sidereal displacement, as an actual change of position of a few feet will produce. It is useless to say, in explanation, that this very minute displacement, is owing to the almost infinite distance of

the fixed stars because the very same stars show an equal degree of parallax from a very minute base line and, secondly, it will be proved from practical data, in a subsequent chapter, that all the luminaries in the firmament are only a few thousand miles from the surface of the earth.

Footnotes

69:1 The barrel containing a spiral spring, so that the projecting force will always be the same, which might not be so with gunpowder.


Astrology vs Astronomy

Astrology continued to be part of mainstream science until the late 1600s, when Isaac Newton demonstrated some of the physical processes by which celestial bodies affect each other. In doing so, he showed that the same laws that make, say, an apple fall from a tree, also apply to the motions of the celestial sphere. Since then, astronomy has evolved into a completely separate field, where predictions about celestial phenomena are made and tested using the scientific method.

In contrast, astrology is now regarded as a pastime and a pseudoscience — though thousands of people around the world still invoke advice from astrologers and astrology publications in making important professional, medical, and personal experiences. (This, despite the fact that current horoscopes rely on outdated information!)

Why Astrology "Works"

Yet there's a reason people continue to rely on horoscopes, and Senior Editor Alan MacRobert explains in Небо и телескоп's Focal Point column just why astrology is still so popular.

Planets have nothing to do with it. But that's not the point. If you want to get through to your believing sister-in-law or your uncle in Cincinatti, the way to do it is not to argue physics or astronomy, but to explain why astrology works.

I tell this with my own story. When I was in elementary school, I practiced a form of divination that you could call bazookamancy. Back then, Bazooka Joe bubble gum was popular. It came wrapped in a little comic strip about Bazooka Joe and his gang. The wrappers were on the ground wherever kids littered. As everyone knew, when you saw one, you stopped and asked it a question. Then you picked it up and read it. The comic was a parable that answered your question. Often you had to look mighty hard to find your answer. But if you looked hard enough, it was always there.

. . . I've described my practice of bazookamancy to two of my astrologer friends. Each of them lit up and say, "You've got it!" So at some level, they know it isn't about the planets, not if one form of divination is as good as another. Any reading or fluke or chance — any metaphor looking for its referent — will serve your uncle in Cincinnati just as well.